ЕВРЕЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ

КИЕВСКИЕ ЗАРИСОВКИ ИЛИ БАЙКИ ВРЕМЕН ЗАСТОЯ.

Сейчас, при наличии безвиза с Европой и Израилем, можно просто купить билет и полететь почти в любую страну мира. А в прошлом с территорий бывшей Российской империи и СССР попасть в тот же Израиль было непросто. До Октябрьского переворота евреи относительно свободно могли уехать в Палестину. Но многие не уезжали просто из-за отсутствия необходимой суммы денег. После 1917 года и до окончания в 1928 году НЭПа из СССР тоже можно было эмигрировать, власти не сильно этому препятствовали. Потом эмиграцию из СССР просто закрыли. Наглухо. Это длилось до окончания 2-й мировой войны. Тогда в Европу попало очень много выходцев из СССР (военнопленные, гражданские, вывезенные на работу в Германию и люди, которые не хотели жить в СССР и отступали вместе с немцами). Тогда многие не захотели возвращаться в Совдепию и разъезжались кто куда — в Штаты, Канаду, Австралию и Палестину. После образования государства Израиль в 1948 году еврейскую и другую эмиграцию из СССР опять закрыли. Это длилось до февраля 1971 года, когда 24 еврейских активиста в Москве захватили приемную Верхового совета СССР и потребовали от властей разрешить эмиграцию евреев на историческую родину. Этот случай широко освещался западными СМИ и советская власть не смогла сделать вид (как это бывало обычно), что ничего не происходит и «ихтамнет». Хотя пардон, «ихтамнеты» — это из другой оперы… Срочно начались переговоры со Штатами и Израилем. С Израилем переговоры проходили при посредничестве голландцев, ибо Совдепия в свое время разорвала дипломатические отношения с еврейским государством. Что и как там обсуждали я не знаю, но по слухам СССР согласился разрешить еврейскую эмиграцию в обмен на американскую пшеницу. Да-да, не удивляйтесь, продовольственная проблема в СССР к началу 70-х стала достаточно серьезной, огромное государство просто не было способно прокормить свое население.

Еще рассказывали, что во время обсуждения «еврейского вопроса» на заседании Политбюро ЦК КПСС, произошла перепалка между Брежневым и Сусловым. Кто не в курсе — Леонид Ильич Брежнев тогда был Генеральным секретарем ЦК КПСС (практически советский царь и бог), а Михаил Андреевич Суслов, был в то время главным идеологом ЦК КПСС. Это был аскет, внешне в корне отличавшийся от других в меру и не в меру упитанных членов верхушки КПСС. Он был упоротый коммуняка, худой, неприятный и желчный старик, напоминавший высушенного глиста в галстуке. Собственно, суть перепалки свелась к тому, что Брежнев и часть Политбюро готовы были обменять еврейскую эмиграцию на американскую пшеницу. Суслов же и другая часть Политбюро, будучи верными «ленинцами-сталинцами» мечтали о наведении казарменного порядка в стране и усилении железного занавеса. Они хотели принять самые крутые меры вплоть до арестов «неблагонадежных элементов» и введения военного положения в стране, и, естественно, предлагали всех «жидов и их прихлебателей» отправить в Сибирь на «великие стройки социализма».

«Леонид Ильич, ну представь себе — горячился Суслов — если сейчас этим жидам разрешить эмиграцию, то что будет дальше? Ведь все захотят уехать — от Калининграда до Владивостока! Только мы с тобой останемся!»

«А вот хрен тебе, Миша — ворчливо ответил Брежнев — я тоже уеду, а то ты тут затрахаешь меня своим марксизмом — ленинизмом!».

Удачная шутка понравилась собравшимся, раздался дружный смех, и еврейской эмиграции было дано добро.

После всех этих событий евреи просто озверели и толпами повалили оформлять документы на эмиграцию. Оказалось, что многие еврейские семьи имели израильские вызовы, полученные еще в 50 — 60 х годах. Русские, украинцы, грузины, латыши и другие нации, населяющие «великий и могучий», кинулись искать у себя еврейские корни. За право жениться на еврейке платили по 10-15 тысяч рублей. Именно в те годы появилась шутка, что еврейка — это не жена, это — средство передвижения.

Тогда же, по рассказам непосредственных участников, по поводу еврейской эмиграции возникало много комичных и не совсем комичных случаев в ОВИРах (отделах виз и регистраций, там давали разрешение на выезд из СССР), в КГБ, на таможне, в поездах, следующих в Москву и так далее. Советская власть не ожидала, что желающих на эмиграцию будет такое огромное количество. В те времена путей для эмигрантов было немного — можно было улететь самолетом в Вену, далее в Израиль или Штаты, из Москвы, Киева и Питера. Или ехать поездом «Москва-Вена». Поэтому с многочисленных поездов, следующих по маршруту «Кавказ — Москва», менты и кгбшники массово ссаживали пассажиров за внешнее сходство грузин и армян с евреями. Во всех ОВИРах, куда желающие эмигрировать подавали документы, отказывали просящим под любым предлогом. Например, «ваш сын служил в ракетных стратегических войсках поваром» или «ваш покойный отец работал на оборонном предприятии, а значит вы владеете секретной информацией». За лишение советского гражданства власти требовали пошлину в 500 рублей с человека. Сумасшедшие деньги для начала 70-х годов. Нет, конечно же у деловых евреев такие деньги были, а вот что было делать простым евреям – инженерам, преподавателям, кандидатам наук и так далее? Но и тут мировое еврейство нашло лазейку и купило советскую власть. В Москве, утром каждого рабочего дня, из посольства Голландии во Внешторгбанк СССР выезжал посол или консул с охраной и чемоданом долларов. Во Внешторгбанке содержимое чемодана менялось на советские рубли по курсу Госбанка СССР (1 доллар = 65 копеек), потом чемодан отвозился назад в посольство. Далее посол или консулы по очереди принимали советских граждан с израильскими вызовами. В зависимости от количества членов семьи, им выдавались наличные рубли, которые тут же оказывались в расположенной поблизости сберкассе. Далее квитанция из сберкассы отвозилась в ОВИР и там выдавалось разрешение на лишение советского гражданства.Не зря говорят, что нет и не было существ, более падких на деньги, чем «идейные» коммунисты. Соперничать в этой любви с ними могли только представители так называемого ленинского комсомола.

Но бывали и другие варианты. В один из киевских ОВИРов пришел дядька с израильским вызовом. Дядька такой себе, красномордый, как тогда говорили, вспоенный на чистом самогоне, здоровый, лось «два на два», с запорожскими усами. Принимала его типично советская тетка.

«Тарас Иванович, вы же не еврей, зачем вам ехать в Израиль?» — спросила тетка.

Тарас Иванович не растерялся: «Як це я не єврей? Єврей, та ще й який! Таких ще пошукать треба!»

«Ну как же — удивилась тетка, роясь в бумагах — вот у вас написано, что отец ваш — украинец, мать — украинка… Какой же ві еврей?»

«А я відчуваю, що я єврей! — реагировал дядька. И, расстегнув ширинку, сразу же вывалил свое весьма ощутимое «хозяйство» тетке на стол: «Бач, я обрєзаний і навіть обкусаний! На, можеш попробувать».

Тетка была в шоке и тут же шлепнула нужные штампы на бумаги новоявленного еврея.

Но это только один случай из миллиона. Как выезжали остальные евреи и не евреи — это отдельная история.

Автор: Андрей Журавлев

0 0 голос
Рейтинг статьи

Добавить комментарий

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x