Тамада Ян Мостицкий

В эпоху полной и окончательной победы социализма в нашей стране под блестящим руководящим и направляющим воздействием единственно правильной и генерально возглавляемой коммунистической партии он считался эталоном высшего качества в проведении светских еврейских свадеб в Киеве. Точнее будет сказать, что преимущественное число таких свадеб осуществлялось именно под его чутким руководством, составляющим серьезную конкуренцию идейно-партийному.
Звали его Ян Мостицкий. В описываемый период это был статный, приятной наружности мужчина в возрасте около 40 лет с добрыми глазами и постоянной радушной улыбкой на лице, которая, казалось, не сходила с его уст.
Его детство прошло на Евбазе, на улице Гоголевской, где семья жила в одной из двух комнат полуподвальной коммуналки. Другую занимала многодетная украинская семья. С соседями жили дружно, не ссорились, ходили к друг другу в гости, совместно отмечали праздники. Быт был непростым, топили дровами, воду носили с колодца, в комнате постоянно было сыро, а во время дождей её буквально затапливало из-за плохих ливнестоков. Проснувшись утром в такой день, можно было наслаждаться приятным зрелищем плавающих тапочек и ковриков, а наличие воды вокруг кровати создавали ощущение, что ты плывешь на корабле и являешься его капитаном. Ян был единственным ребёнком в семье, но оставался не избалованным. Рос он вместе с отцом-фронтовиком, мамой и бабушкой. Отец имел суровый нрав и за малейшую провинность наказывал ремнем, считая его лучшим воспитательным средством на основании личного опыта. Рука была твёрдая, удары болезненные. Во время этого процесса нужно было покорно лежать и терпеть. Если же Ян начинал сопротивляться и пытался укусить руку отца в ответ, то получал намного больше. Женская часть семьи могла только созерцать наказание и негромко просить про «чепен ништ». Более активное их противодействие отцовской воле чревато было опасностью попасть под «горячую отцовскую руку» и вынуждало терпеть и не вмешиваться.
Яну не очень хотелось сушить себе мозги учёбой, всякие там уравнения, формулы и законы вызывали у него умственный стопор. Ну, не хотелось ему пускать в себя эту, как он считал, галиматью. Куда интереснее были история, литература, уроки пения, а не скучные непонятные занятия по точным дисциплинам, но ещё более тянула свобода уличной жизни. Ян с детства неплохо танцевал, особенно ему удавались «яблочко» и «чечетка», которую он лихо отплясывал перед толпой на Евбазе. Люди кидали мелкую монету, а сердобольные торговки подкармливали пирожками. Появились деньги на вкусную сладкую газировку, леденцы и даже кино. Но отец, узнав о таком бизнесе, прибег к известному методу устрашения и приказал домашним запирать Яна в комнате, когда он оставался там один. Однако Ян был не промах, благодаря обычной для послевоенных детей худобе, ему легко удавалось пролазить в форточку в обеих направлениях. Его бизнес продолжился, кроме того манила обычная дворовая жизнь того времени с драками, посиделками, весёлыми компаниями и девчонками. К сожалению бдительные соседи доложили отцу о том, что Ян крутится с местной шпаной, и отцовский кожаный ремень снова отправился на прогулку.
С детства Яна манила сцена, он чувствовал, что это его призвание. Помимо танцевальных способностей у него были музыкальный и сценический таланты. Ян неплохо пел, участвовал во многих школьных спектаклях, а во дворе мастерски копировал известных актёров и соседей, да так, что все за животы держались. Мальчик также очень хотел научиться играть на скрипке, звуки этого инструмента затрагивали его душу, а сам инструмент был для него чем-то живым, что умеет и плакать, и смеяться. Но у его родителей не было денег на музыкальную школу. По соседству в их доме жил скрипач оперного театра Яков Шульцман. Сосед был виртуозом своего дела и помимо основной работы подрабатывал на свадьбах, где исполнял популярную национальную музыку, да так, что никто из гостей не мог усидеть на месте. Дядя Яша обратил внимание на юношу, который подолгу стоит во дворе и слушает звуки скрипки как зачарованный, когда он репетирует. Скрипач пригласил Яна к себе.
-Тебе нравится скрипка? – спросил дядя Яша.
-Очень! – воодушевленно ответил Ян.
-Так в чем же дело, почему не идёшь учиться на скрипача?
-Я бы пошёл, но…, — и тут юноша потупил свой взор, чтобы скрыть набежавшие слезы.
-Ну, ну, понятно, — сказал сосед, — а хочешь я буду твоим учителем? Денег мне за это не надо. Не пропадать же таланту!
-Хочу! – возбужденно ответил Ян и глаза его засверкали.
-Вот и чудненько. Завтра жду в это время у себя. Только смотри, не опаздывай!
-Не волнуйтесь, дяденька, не опоздаю, — сказал Ян и вприпрыжку отправился домой.
Дома он рассказал обо всем родителям. Они были не против. Пусть лучше учится играть на скрипке, чем где-то шастает, к тому же это бесплатно.
И занятия начались. Мальчик действительно оказался способным, и скрипка в его руках заговорила. Видя его успехи, родители решили сделать сыну подарок и приобрести музыкальный инструмент на День Рождения. Наконец-то у Яна появилась своя скрипка!
Время шло, Ян взрослел. Когда ему исполнилось шестнадцать, сосед неожиданно предложил вместе с ним поучаствовать в свадьбе. Но для этого нужно было заручиться согласием родителей. Семейный совет был непростым. Родителей смущал такой вид заработка, он им представлялся как источник соблазна, где можно легко спиться или встать на путь разврата. Но сосед уверил, что мальчик будет под его присмотром, и он ничего плохого не допустит.
Успех превзошёл все ожидания. Гости были в восторге и вскоре весь город знал о замечательном дуэте двух «Я», которые любую свадьбу превращают в грандиозный праздник. Там они не только музыцировали. Ян под аккомпанемент дяди Яши и пел, и танцевал, и зажигал буквально всех. В семье появились деньги, родители были довольны, но каждый раз, когда он возвращался домой со своей «халтуры», пытливо проверяли его на трезвость. Да и напрасно. Яну совершенно не нравилась пьяная удаль, её разнузданность и пошлость, которых он насмотрелся во время своих заработков, да и дядя Яша внимательно следил, чтобы ему не наливали.
Закончив школу, юноша захотел учиться там, где учат быть на сцене. Не имея официального музыкального образования, в музыкальное училище имени Глиера он поступать не мог. Ян безуспешно попробовал поступить в Киевский театральный институт, но не набрал необходимых баллов. Однако в следующем году он поступил на актёрский факультет в Харьковский театральный институт и с успехом его закончил. Время его учёбы совпало с временем «оттепели». Прогремели ХХ съезд компартии с разоблачением культа личности, фестиваль молодёжи и студентов, в страну начали приезжать Ван Клиберн, Мишель Мерсье, Ив Монтан. Пусть подпольно, но заиграл рок-н-рол и появились стиляги. В этот период Ян успешно осваивает саксофон, который с тех пор становится его вторым любимым инструментом.
К сожалению, большая сцена не ждала Яна. По распределению он попал в Киевский ТЮЗ, где играл разных сказочных персонажей. Но это был не его размах. Он вспомнил о своём юношеском опыте и решил вернуться к заработку на свадьбах. Ян приобрёл хороший саксофон, скрипку, написал весёлый креативный сценарий, представляющий своеобразную антрепризу и почти оперетту, состоящую из популярных композиций, и отправился в один из киевских ресторанов, где его ещё помнили со времен юношеских дуэтов с дядей Яшей. Там он предложил свои услуги, пообещав хороший процент за посредничество, если его прорекламируют. Нет, конечно, Ян мог вернуться к старому формату и возобновить дуэт с дядей Яшей, но в таком случае он оставался бы на втором месте, к тому же для чего-то он закончил театральный. Ян хотел быть первым и создать свой неповторимый авторский стиль.
И это ему удалось. Каждая его свадьба не была похожа на предыдущую. Это были своего рода спектакли для гостей и молодожёнов. Следует отметить, что все номера были по-настоящему творческие, и смешные, и грустные, а главное их отличали глубокая интеллигентность и ненавязчивость. В отличие от большинства свадеб здесь не было никаких пошлых конкурсов, молодожёнов не вгоняли в краску, расписывая их экстерьер и великолепные профессиональные и личные качества. Начиная свадьбу, Ян спокойно подходил к жениху и невесте и говорил: «Ребята! Не бойтесь, я вас смущать не буду, можете не волноваться. Сегодня ваш праздник и я хочу, чтобы он оставался в вашей памяти именно праздником. Расслабьтесь, отдыхайте, сегодня я работаю для вас!». И свое слово Ян держал! Его свадьбы проходили по-настоящему легко и непринуждённо.
Вначале Ян выступал один и этого было достаточно! Никакого оркестра более не требовалось. Казалось, что перед тобой человек-оркестр, который поёт, танцует и играет то на саксофоне, то на скрипке, а ещё зажигательно шутит, рассказывает интересные истории и удерживает внимание всего зала. Впоследствии, с развитием технического прогресса, он приобрёл специальный магнитофон с минусовыми фонограммами, хороший микрофон, усилитель, динамики, специальное устройство для эхо-эффекта и взял в помощники клавишника, играющего на электрооргане. И оркестр зазвучал по-новому. Важно отметить, что Ян при этом оставался достаточно скромным, неизбалованным человеком, вполне доступным по своим ценам многим семьям независимо от их достатка. Отдельно хочется подчеркнуть его абсолютную трезвость. Ян по-прежнему отрицательно относился к пьянству и был несколько «неправильным тамадой». Он, конечно же, вёл стол, предлагал гостям говорить тосты и сам произносил немало пожеланий, но делал это ненавязчиво и не превращал свадьбу в попойку. Сам Ян при этом держал бокал с минералкой или другим безалкогольным напитком, от предложения выпить отказывался, обосновывая это необходимостью поддерживать высокое качество выступления.
Ян женился дважды. Его первой избранницей была певица одного из киевских ресторанов. Познакомился он с ней ещё в эпоху дуэта двух «Я». Она была немного старше его, обладала густым обволакивающим и излучающим саму страсть голосом. Относилась к типу хищниц, всегда побеждающих намеченную жертву, благодаря особой харизме и бьющей через край энергии. Брак просуществовал недолго. Молодая супруга не изменила своим повадкам хищницы после свадьбы и продолжала пользоваться мужским вниманием. Её многочисленные измены ранили Яна, он поначалу прощал супругу, так как думал, что любит её, и все надеялся, что она исправится и оценит его как надежного и верного друга, но увы. В конечном итоге молодой женщине надоели эти игры в кошки- мышки, к тому же она не захотела ехать с мужем в Харьков и сама инициировала развод.
Второй женой стала его сокурсница, скромная обаятельная девушка, этакий взрослый ребёнок, смотрящий на мир удивленными глазами. С ней он чувствовал себя настоящим рыцарем, в котором нуждаются и которого любят. Она оказалась верной женой и хорошей хозяйкой. В конце семидесятых, после многочисленных безуспешных попыток, жена, наконец, смогла родить Яну двух очаровательных дочек- близняшек.
С распадом СССР и началом перестройки в воздухе запахло свободой. Пал «железный занавес». Наш герой захотел увидеть мир, а также реализовать свою призрачную мечту, попробовать себя в бродвейском мюзикле. Ян с семьёй эмигрировал в США. Но на Бродвей ему попасть не удалось, тамошние продюсеры не прельстились его талантом. Семья Яна очутилась на Брайтон Бич, где ему предложили работу в одном из русских ресторанов. Здесь он имел локальный успех среди наших соотечественников, выделялся особняком среди разной вульгарной шансонной массы, заполонившей ресторанные подмостки, все также организовывал свадьбы. Но за пределы Брайтон Бич так и не вышел.
В начале десятых Ян приехал в гости в Киев, прошёлся по местам своего детства, встретился со своими старыми друзьями, посетил могилы родителей. Встречи были трогательные, но сложность жизни здесь его огорчила. Он вернулся в сытую и благополучную Америку, ставшую его новым домом. Подросшие дочери захотели пойти стопами отца. После прохождения специального обучения по вокалу они создали семейный коллектив вместе с отцом. На Брайтоне дочери стали петь дуэтом под его аккомпанемент и теперь выступления зазвучали по-новому, а о сестрах Мостицких заговорили, как о новых сестрах Берри. Да и сейчас семейный миниоркестрик Мостицких продолжает радовать местную публику. Жаль только, что на родину с гастролями они не приезжают, а о Яне помнят лишь те, которым он дал путёвку в семейную жизнь.
Киев 2019

0 0 голос
Рейтинг статьи

Добавить комментарий

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x