Хроники Адена

Это слайд-шоу требует JavaScript.

 

                                           «Хроники Адена»

                                              Глава первая.

                                                

Город располагался в живописном месте, на берегу широкой бурной реки с высокими холмистыми берегами. Вдали, у горизонта виднелась огромная гора, на пике которой красовалась скалистая снежная вершина. Его, некогда помпезная, архитектура вызывала восторг даже у самого видавшего путника: красивая ратуша с красной черепичной крышей и диковинными часами на башне, театр из белого мрамора, жемчужиной красующимся на центральной площади среди аккуратных, со вкусом выстроенных домиков — всё это напоминало о былом величии когда-то процветающей цивилизации. Но какая-то странная атмосфера царила в городе, что-то нехорошее происходило здесь и сейчас город имел жалкий и неухоженный вид. Население состояло из каких-то загнанных, запуганных и усталых калек, блуждающих по улицам выпрашивая милостыню. Город жил исключительно на подаяния заезжих гостей и помощи дружелюбных сочувствующих соседей.

Подойдя к ратуше, рыцарь начал интересоваться у прохожих о причинах такого упадка.

— Что произошло с этим городом? Что случилось с его людьми? Дайте ответ! — но прохожие шарахались от него как от прокаженного. 

Одна старуха, со злобным взглядом загнанного зверя, бросила в него надкусанную гнилую картошку, выкрикнув: 

— Не лезь не в своё дело, чужеземец!

— Гуляй да помалкивай, — слышалось недовольное шыпение попрошаек у ратуши.

«Кажется, ещё чуть-чуть и они набросятся на меня, — подумал рыцарь, — хватит вопросов, нужно уходить отсюда». Завернув в первый попавшийся переулок, пройдя пару сотен шагов, он упёрся в гостиное заведение с обнадеживающим названием «Кинь грусть». В таверне было полно посетителей. В прокопченном полумраке за грязными деревянными столами сидели мрачные люди. Внимание странника привлёк один человек, сидящий в гордом одиночестве за самым дальним столом забытого всеми богами месте. Он выглядел крепким, чуть старше средних лет, ухоженным и опрятным человеком в белом жабо, с тяжёлой печатью горя на гладко выбритом лице. Рыцарь присел за стол незнакомца попросив официанта тоже, что и у этого господина. 

— Добрый вечер.

— Добрый, если есть что-то доброе в этом городе.

— Меня зовут Люций. Как я могу к вам обращаться?

— Зови меня Той, — с грустью в голосе произнес мужчина.

— Очень странно, но вы первый опрятный и не покалеченный человек которого я встретил в Адене, — хлебнув эля, задумчиво произнёс Люций, — что происходит в вашем городе? Откуда столько искалеченных и злобных людей, вы пережили войну?

— У нас не принято разговаривать с чужеземцами, пей свой эль и больше не задавай вопросов, мне не нужны проблемы, — подозрительно оглянувшись по сторонам, ответил Той.

В таверне образовалась тишина, к столику подошёл хозяин заведения.

— Я хочу вам напомнить о наших правилах. Распоряжением бургомистра 112 года со дня образования новой жизни, гостям Адена строго воспрещается задавать вопросы горожанам, а жителям соответственно —отвечать на онные. Я промолчу про наказание, — с укоризной глянув на Тойя, заявил хозяин.

— Что за дивное лето исчисление? — с удивлением спросил Люций.

— Ровно 112 лет назад был вновь отстроен Аден, после большой беды потрясшую наш город, — ответил хозяин.

— Какой беды? Что с вами? Согласно легендам, Аден — город городов, символ свободы всего древнего мира!

— Допивай свой эль и проваливай отсюда. В моей таверне тебе больше не нальют не питы! — грозно прокричал хозяин.

Допив эль и закусив кусочком вяленного мяса яка, Люций покинул таверну. Выйдя на улицу, он продолжил изучение старинной архитектуры города. А спустя час, заметил как какой-то долговязый паренек увязался за ним. Пройдя пару сотен метров, сделав несколько обманных поворотов, рыцарь понял, что юноша за ним следит. Зайдя в переулок, он спрятался за стенку небольшого подсобного помещения устроив засаду. Когда долговязый последовал за ним, пройдя немного вперед, чужеземец ловко схватил его за шею и повалил на землю.

— Зачем ты следишь за мной?! — вцепившись рукой в глотку, спросил рыцарь.

— Н-н-ничего под-д-добного, я просто г-г-гуляю, — сильно заикаясь, ответил юноша. Перекошенное лицо и заячья губа которого ещё больше дополняли образ загнанного зверька. Его знали как городского сумасшедшего, мнившего себя «смотрителем города».

— Гулял? Да ты шёл за мной по пятам! Живо говори кто тебя послал за мной шпионить?

Рыцарь вытянул меч и прижал его к шее парня, тот взмолил о пощаде, — отпусти м-м-меня, я ни-ч-ч-чего не с-сделал!

— В последний раз повторяю, кто тебя надоумил за мной следить?

— Б-б-бургомистр, — сдавшись под страхом смерти, ответил парень.

— Зачем я ему понадобился?

— У н-н-нас не л-л-любят тех, к-кто с-суёт нос в  дела г-г-города.

— Почему в Адене такое огромное количество калек?

— Так б-б-было всегда, я н-н-не могу этого з-знать, но м-м-могу показать, тех к-к-то не п-покалечен, в-в-возможно они з-знают ответ.

— Хорошо, отведи меня к ним! — приказал рыцарь.

Парень повёл его закоулками и через некоторое время вывел к кварталу где жили обычные люди. 

— Вот эт-т-то место, — ткнув пальцем в небольшой домик, показал юноша. 

Перед ними стоял двухэтажный особняк в готическом стиле, все с той же красной черепицей на крыше, но только с маленькой отличительной особенностью тех мест — подвешенными вазонами с перевальными через края цветами, над каждым из арочных окон. На первом этаже дома были видны силуэты мужчины и женщины. Мужчина тревожно прохаживался по комнате, женщина сидела у камина, тихо всхлипывая, периодически вытирая слёзы платком. На втором этаже, в открытом настежь будуарном окне сидела молодая черноволосая девушка, с милыми пухлыми губками и красивыми миндалевидными глазами. Она задумчиво смотрела куда-то вдаль, изредка моргая своими чарующими смоляными ресничками. Рыцаря настолько заворожила девичья красота, что он напрочь забыл про своего пленника. Долговязый юноша воспользовался минутой забвения и вырвавшись резко юркнул в ближайший проходной дворик, растворившись в сумерках. Когда рыцарь очнулся и услышал надвигающиеся крики с шарканием ботинок о булыжную мостовую, он понял, — жизнь в опасности. Нужно бежать! Со всех сторон приближались люди в красных капюшонах с горящими факелами в руках, оценив обстановку ему стало ясно, бежать некуда, тогда рыцарь предпринял последнюю попытку уйти от преследования, вцепившись в водосточную трубу, он вскарабкался на крышу соседнего дома и затаился на чердаке. Приблизительно через десять минут, возле дома с цветами образовалась толпа людей в колпаках. А ещё через пару минут, к этому месту подошли хромой толстяк с долговязым юношей, это были Бургомистр с нашим старым знакомым — вездесущим «смотрителем города».

— Где ты его в последний раз видел? — грозно спросил Бургомистр долговязого.

— Он с-с-стоял к-к-как вкопанный вот на этом с-с-самом месте, где с-с-сейчас стоите вы, его взор б-б-был н-направлен в с-с-сторону Арии (девушки из будуарного окна).

Толстяк подошёл к двери дома, где жила девушка и постучал в дверь.

— Кто там? — послышался усталый мужской голос.

— Это я, Бургомистр, открывай!

— О боги, сколько ещё испытаний вы нам пошлёте? Почему вы не дадите нам покоя? У нас осталось всего две недели на прощание с дочерью, — открывая дверь, подавленным голосом пробормотал хозяин. 

В открытой настежь двери стоял человек, с печатью горя на чисто выбритом лице, тот самый Той из таверны. Люций узнал его, продолжая наблюдать за происходящим из своего укрытия.

— Хватит причитать! Тебе нужно было поступать как все, тогда бы не случилось того, что случилось, — брезгливо произнёс Бургомистр.

— Хватит, — обреченно махнув рукой, оборвал его Той, — что вам ещё от нас нужно?

— У вас сегодня были гости?

— Нам сейчас не до гостей.

— Вы позволите, мы проверим?

— Поступайте как знаете, мне уже всё равно, — освобождая дверной проем, произнёс хозяин дома.

— Обыщите здесь всё, начиная с подвала и до самого чердака, — властным голосом приказал толстяк.

В дом бесцеремонно вломились люди в красных колпаках. Проверив каждый уголок, перевернув всё вверх дном, они устроили там настоящий погром. По итогу, не найдя никого, злые раздражённые безликие калеки  один за другим вышли на улицу.

— Здесь нет чужака, — разочарованно выкрикнул последний из тех кто обыскивал дом.

— Хм… куда же он мог подеваться? — потирая ладонью влажный затылок произнёс Бургомистр, — ладно, он все равно не сможет покинуть приделы Адена, перекройте все выходы из города, всех впускать — никого не выпускать, установить круглосуточное дежурство, всю ночь патрулировать улицы. До тех пор, пока мы не найдём этого проныру. Никуда он от нас не денется!

— Я з-з-займусь этим к-к-командор, — выслуживаясь перед хозяином, выкрикнул «смотритель города».

— Отлично, Уль, держи меня в курсе, — отчеканил Бургомистр.

Через некоторое время шумная толпа разошлась. Возле дома с цветниками воцарилось полное спокойствие, только скрипка сверчка время от времени нарушала почти мертвецкую тишину. Большая желтая луна повисла в небе, дело шло к полночи, где-то вдали ещё слышался еле уловимый лай собак, город засыпал. Посидев ещё немного в своём укрытии, рыцарь решил спуститься и постараться проникнуть в дом Тойя, а именно в комнату где сидела девушка, которая, как ему казалось, нуждалась в помощи. Перепрыгнув пару пролётов между соседскими крышами, он подобрался к дому с цветниками. Воспользовавшись все той же водосточной трубой, рыцарь спустился к открытым окнам. Зацепившись за цветник, он без труда переместился прямо в будуар комнаты где спала девушка. Зайдя в спальню, рыцарь снова неподвижно застыл перед обворожительной и нетронутой, вот только набирающей свою силу, красотой. На большой кровати, в белоснежных простынях, под томным лунным освещением, спала прекрасная дева. Казалось, вечность застыла в одном мгновении. Ещё немного постояв у постели, он поднял лежащую на полу недавно сорванную розу и робко поднёс её к лицу красавицы. Лёгкий аромат пробуждающе подействовал на девушку. Сладко потянувшись, она открыла свои прекрасные карие глаза. В первые секунды она не могла поверить в реальность происходящего. Перед ней стоял красивый, темноволосый молодой человек, с синими и бездонными как океан, глазами. 

— Ты пришёл из моих грёз, чтобы спасти меня? — лёгкий испуг читался на лице красавицы.

Рыцарь никоим образом не хотел испугать милую девушку, прозвучал незамедлительный ответ: «Ничего не бойся. Да, это я».

Горькие слезы покатились по её нежному личику, она вновь захотела жить. Щекочущий лучик надежды снова проскользнул в её светлую душу.

— Как зовут моего спасителя? 

— Родители дали мне имя Люций. А как зовут тебя?

— Меня назвали Арией.

— Хозяин дома, твой отец?

— Да, мой бедный отец. Ах, сколько горя ему пришлось пережить, известно только всевышним.

— Что происходит в вашем городе?

— Это длинная история, но я попробую рассказать её тебе, — с задумчивым видом произнесла Ария.

— Когда-то давным давно, когда наш Аден был застроен в основном деревянными постройками и ничем не отличался от остальных городов, на нас напал дракон. Он спалил всё дотла, убив большую часть населения. После чего улетел и долгое время не появлялся. Горожане отстроили новый каменный город, такой, каким он сохранился до сегодняшних времён. И снова в нём забурлила жизнь. Люди жили в достатке. Со всех сторон света в обновлённый Аден съезжались путешественники для того, чтобы полюбоваться его величием. Для артистов всего мира считалось огромным признанием выступать со сцены мраморного театра, расположенного в центральной части города. Циркачи мечтали быть приглашёнными к нам устраивать свои веселые представления на центральных площадях. Торговцы собирали большую выручку с ярмарок, регулярно проходящих в Адене. Город-праздник, так называли его тогда, процветал до тех пор, пока не вернулся слух о драконе. Однажды к нам пришёл печальный рыцарь в потрёпанных доспехах, который рассказал правителям, что случилось с его родным городом, находящимся с обратной стороны горы, той что виднеется у горизонта. Правители вышли на центральную площадь и сообщили горожанам о пришедшей беде. Все помнили жуткую историю прошлых лет, когда город был превращён в пепелище. Дракон по имени Рон, со слов «печального рыцаря», требовал ежемесячную дань в виде продуктов питания и золота, раз в год — самую красивую юную деву, достигшую шестнадцатилетнего возраста, и раз в пять лет — крепкого молодого парня. Иначе, если вы ослушаетесь, следующим на очереди окажется Аден! Молва о драконе быстро распространилась по близлежащей округе. Торговцы с других городов обещали помочь продуктами и золотом, лишь бы дракон не долетел до их поселений. На плечи горожан легла тяжёлая ноша стать рабами Рона. Город резко опустел, а нашими правителями был собран первый обоз с продуктами и золотом. Самым страшным порогом, через который пришлось переступить тогда ещё свободолюбивому обществу — жертвоприношение, отдавая своих детей. С тех пор жизнь города превратилась в ад, никто не хотел видеть своих детей ритуальным кормом для дракона, поэтому при рождении родители наносили им увечия разной степени тяжести. Ничего больше не создавалось и не строилось. Все понимали, что может произойти с городом за мгновение. Горожане медленно, один за другим, превращались в нищих калек, с единственным средством к существованию — попрошайничеством и доброжелательной помощью от испуганных соседей. Таким образом, величественный Аден перевоплотился в город-буфер между драконом и свободным миром. Все знали о происходящем, но никто не осмеливался что-то менять, люди просто смирились, приспособились к новым страшным условиям. А те, кто не хотел придерживаться этих правил, решением большинства и распоряжением от 112 года — превращали в ритуальных жертв Рона. Моя семья в числе тех немногих, кто протестуют против драконьих законов. Поэтому через неделю меня принесут в жертву Дракону, — не удержав слез, тихо заплакала Ария.

Рыцарь так проникся этой историей, что сам еле сдерживал накатившиеся тяжёлыми тучами слезы, прижав голову девушки к своей груди, он спросил:

— Но, почему вы не сбежали? 

— С тех пор жители Адена считаются проклятыми и не могут жить в свободном мире, дабы не навлечь беду на Средиземье. Город сознательно принесли в жертву дракону, теперь он и его жители обречены на вечные страдания.

— О, боги! Как жалок и ничтожен этот мир! Даю слово, я спасу Вас!

Люций поцеловал Арию, поднялся и подошёл к окну. Перед ним открылся вид на проклятую гору, с её угрожающими скалистыми утесами и завораживающей снежной вершиной. Солнце всходило, озаряя контуры величественной глыбы. Что-то ужасное и одновременно величественное наблюдалось в этом кровавом рассвете, откуда-то из далека послышались первые петухи, в город приходил новый день. С первыми лучами солнца горожане начали прочесывать улицы и переулки, чердаки и подвалы, в поисках чужака нарушившего их покой. Слух о чужеземце разошёлся по всему Адену, население возмущенно обговаривало проишествия вчерашнего вечера: — Как он осмелился напасть на нашего Уля? Неслыханная дерзость! Своими безрассудными поступками этот невежда навлечёт на нас ярость Рона! — Горожане негодовали. Босоногие дети разносили по улицам устные распоряжения Уля с описанием примет рыцаря. 

     День Бургомистра, как обычно, начинался ранним утром с бокала красного игристого, выпив которое он по обыкновению спускался в хранилище с сокровищами, где проводил ещё около часа в подсчётах своих богатств. Затем, он шёл в свой рабочий кабинет, что располагался в верхней башне ратуши и начинал приём граждан. Первым со своим докладом пришел Уль.

— Доброе утро, господин Бургомистр, — приветственно кланяясь, начинал долговязый, — за прошедшую ночь нам не удалось найти нарушителя. Но город никто не покидал, мы сделали всё как вы велели, Аден был заблокирован на выезд. С утра ведутся профилактически-поисковые работы по выявлению мест где может скрываться этот негодяй. 

— Его нужно найти как можно быстрей, дабы он не сорвал нам передачу дани для Рона. Ты знаешь чем это может закончиться для нас.

— Да, мой повелитель. Если горожане перестанут боятся дракона, наша казна опустеет и вы не сможете баллотироваться на следующий срок. Новоизбранный правитель наверняка узнает сколько драгоценностей оседало в ваших карманах, — ехидно улыбнувшись, сказал Уль.

— В наших карманах, — нервно поправил, Бургомистр.

— Собери всех на площади, через час я выступлю с речью, — добавил он.

— Слушаюсь, — сказал Уль, удаляясь из кабинета.

Через минуту он уже бежал по крутой, скрипучей, деревянной лестнице на высокую башню ратуши, к часовому механизму, который запускал призывный набат для сбора горожан на площади. Путём некоторых манипуляций, Уль привёл нехитрый механизм в действие, зазвучала протяжная мелодия с чудным перезвоном.

— Что это за дивный звон? — спросил стоящий у окна Луций.

— Это набат призывающий собраться горожанам. Нас это не касается, мы изгои и не участвуем в общественной деятельности города, — ответила Ария.

— Хм… Набат? Мне нужно поговорить с твоим отцом! Ты можешь подготовить его для нашей встречи? — тревожно произнёс рыцарь.

— Да, конечно. Отец очень любит меня и не откажет моей просьбе. Жди в комнате, я сейчас всё устрою, — пообещала Ария.

Присев на кушетку Люций остался ожидать в комнате, до тех пор, пока его не пригласят в гостиную. Ему хотелось спать, ночные приключения сильно вымотали его. Мысли не переставали тревожить о предстоящих испытаниях — «Нужно каким-то образом незаметно покинуть город, добраться до проклятой горы и сразиться с драконом. Да, задачи не из легких, без помощников не обойтись», — в голове закружил водоворот последовательных мыслей, каждый виток из которых незаметно погружал Люция в сон, обмякнув, он задремал.

В гостиной дома с цветниками начинался новый день, мать Арии — красивая женщина средних лет, аккуратно расставляла приборы сервируя стол к завтраку; отец ворошил еле тлеющие угли в потухшем за ночь камине.

— Доброе утро, — спускаясь по лестнице в гостиную, поприветствовала родителей девушка.

— Доброе, — почти разом ответили те.

— Отец, ты только не волнуйся, я хочу кое о чем тебя попросить.

— Не волнуйся? — настороженно спросил отец.

— Да, то есть, нет. Я не это имела в виду! — начала растеряно оправдываться девушка.

Прекратив заниматься своими делами, родители Арии переглянулись, одновременно превратившись в абсолютный слух, ожидая навала очередных неприятностей.

— В нашем доме гость, он пришёл к нам ночью, сразу после обыска.

— Так вот по ком бьют набат.. — задумчиво произнёс Той.

— Он наверху, в моей спальне, — продолжала девушка, — и хочет с тобой поговорить.

— Ну что ж, зови его к столу, разделим с ним наш завтрак.

Ария снова поднялась в свою комнату, где застала спящего на кушетке Люция. 

Тем временем, на площади у ратуши, собиралась толпа. Со всех близлежащих улочек и переулков ручьями стекались калеки в ободранных грязных плащах с капюшонами. Через пол часа после призыва собраться, площадь заполнилась горожанами, все с нетерпением ждали речи Бургомистра. Спустя ещё несколько десятков минут, он наконец-то показался на балконе своего кабинета в верхней башни ратуши.

— Приветствую жителей Адена, — начал Бургомистр.

— Я собрал вас для того, чтобы сообщить о надвигающейся беде. Долгое время мы жили в относительной безопасности подчиняясь правилам составленными первыми правителями возрождённого Адена. Все помнят то горе, которое пришлось пережить нашим прадедам. И вот боги посылают нам новые испытания.. Вчера вечером покой города был вероломно нарушен чужеземцем, подло напавшим на всеми нами любимого «городского смотрителя». Если бы не смелые действия Уля, черт знает что могло бы произойти. Пользуясь гостеприимством наших сограждан, этот проходимец пытается втереться в доверие и ждёт удобного момента чтобы выскользнуть из города. Мы не должны этого допустить, иначе своими преступными действиями он пробудет огненного дракона!

Площадь походила на разворошенный улей, слышались выкрики о расправе над теми, кто окажет хоть малейшую помощь чужеземцу.

— Дело сделано, — заходя в кабинет, потерая влажные от волнения руки, сказал Бургомистр, — теперь осталось дождаться результата, эти тупые фанатики сделают своё дело. 

Возмущённая толпа ещё долго негодовала на площади, пока кто-то не выкрикнул: — Он, наверняка, у этого отступника Тойя! 

Одевая красные колпаки, разгоряченная толпа устремилась к дому с цветниками.

       Поднявшись в комнату, Ария разбудила рыцаря. Спустя пару минут они уже спускались по каменной лестнице в гостиную.

— Приветствую тебя незваный гость, — произнёс Той.

— Доброе утро, — подойдя к столу, промолвил едва проснувшийся рыцарь, — прошу прощения за своё ночное вторжение, я слышал плачь и решил, что здесь нуждаются в моей помощи. Моё имя Люций, я странствующий рыцарь, приехал с крайних земель полюбоваться величием свободного Адена.

— Да, мы с тобой уже знакомы. С моей дочерью, как я понимаю, ты тоже уже успел познакомиться . Позволь представить мне свою жену, — любезно произнёс Той, указав рукой на свою супругу Адель.

— Очень приятно, Люций, — в свою очередь ответил гость.

— Взаимно, — грациозно протянув свою руку, ответила Адель.

— Чем обязаны вашему визиту? — спросил хозяин дома.

— Как я уже говорил, я уверен, вы нуждаетесь помощи.

— Нам никто не сможет помочь. Вот уже более ста лет мы живем драконьими законами. Неужели вы думаете один что-то изменить?

— Всегда остаётся надежда.. У меня есть план спасения, мне нужна ваша помощь, чтобы выбраться из города, дальше я справлюсь сам.

— Вы надеетесь убить дракона?

— Полагаю, лучше умереть в бою, чем всю жизнь жить в страхе. Вы мне поможете?

— Ну, что же, если вы действительно этого хотите, — решительно ответил Той, — признаюсь честно, я давно ждал такого человека, я помогу Вам!

Той поднялся из-за стола и подошёл к потайной двери в стене, открыв которую достал фамильную двуручную алебарду.

     К этому времени толпа разъярённых горожан подошла к дому с цветниками. Послышались стук в дверь и крики — «немедленно открывай!»

Той подошёл к окну и не поверил своим глазам, такого количества людей перед своим домом он ещё не видел.

«Руби топором! Он не откроет!» — все чаще доносилось с улицы.

— Беги на крышу! Пробуй прорваться в сторону восточных ворот, там стена крайнего дома соприкасается с защитным валом, в том месте самая низкая высота. Спрыгнув, тебе откроется путь к проклятой горе. За нас не переживай, мы им нужны для жертвенной дани.

— Хорошо, — ответил Люций. Поцеловав руку Арии, направляясь к крыше дома, он крикнул на прощание, — я обязательно вернусь за тобой!

     Последовали первые удары топора, толпа начала выламывать дверь в дом, Той попросил жену и дочь подняться на второй этаж, а сам занял оборону дома. Приблизительно через десять минут незваные гости прорубили первую щель, спустя ещё какое-то мгновенье — дверь поддалась, в дом начали проникать первые смельчаки. Хозяин вцепился обеими руками в алебарду и начал обороняться словно лев, яростно отбивающий атаки подлых гиен и шакалов, желающих пробраться в его жилище.

     К вечеру все было кончено, Той был повергнут, его растерзанное бездыханное тело выволокли на улицу, бросив к сточной канаве. Адель и Арию схватили и поволокли к ратуше…

     Люций к тому времени был уже далеко. Перемещаясь украдкой по черепичным крышам он подобрался к краю городской стены, тому месту которое описывал Той, и спрыгнув с вала направился в сторону проклятой горы. Ближе к вечеру, пройдя немалый путь, рыцарь достиг её подножья у которой увидел огромную скалистую глыбу с неприступными отвесными карнизами, подойдя ближе, его взору предстали диковинные механические конструкции, отдалённо напоминающие осадные катапульты.

«Интересно, зачем они здесь? Неужели кому-то в голову пришла мысль таким образом расправится с драконом… странно..» — подумал рыцарь. Рассматривая гигантские орудия, он случайно, локтем, зацепил рычаг одного из них. Раздался резкий щелчок, сработал зарядной механизм, освободив тем самым вход в пещеру. Дело шло к ночи. 

— Утро вечера мудрее, — подумал Люций, ещё раз внимательно осмотрев территорию. 

Разбив лагерь для ночлега он вскоре крепко уснул…

     Горожане негодовали дерзостью изменников. Озлобленная, обезумевшая толпа избивая и глумясь, волокла двух испуганных женщин к ратуше на центральную площадь, для передачи отступниц справедливому суду. 

— «Спалить на костре!», «Отступники!» — слышались выкрики из толпы.

Адель обнимала Арию, пытаясь хоть как-то прикрыть дочь от побоев. Народ лютовал, каждый пытался нанести удар, дабы внести свою лепту в наказание предателям. Страх застывший в жилах девушки окончательно парализовывал её тело, из последних сил набрав полную грудь воздуха она выкрикнула Люций и упала замертво…

     За полсотни лье от Адена, у подножья проклятой горы, безмятежно и немного по-детски свернувшись в калачик, спал уставший рыцарь. Ему снился город городов, цветущий изобилием архитектурных шедевров, великий Аден. Смеющиеся детишки задорно бегали по булыжной мостовой, шумно изображая бой рыцаря с драконом. В детских играх добро всегда побеждает зло, так устроено восприятие мира у маленьких, ещё не знающих коварства взрослой жизни, наивных сорванцов… Откуда-то из-за горизонта, тёмно-багровая туча угрожающими клубами надвигалась на древний город, неумолимо поглощая в ненасытное чрево всё на своём пути, — улицу за улицей, дом за домом. Послышались первые душераздирающие крики и испуганный плач детей. Город пленил хаос ревущего всепоглощающего огня. Послышался стонущий, еле слышный, и в тоже время, пронзительный звук, такой, какой могла издать только Вселенная, — Люций! — сердце робко забилось, рыцарь вздрогнул, резко проснувшись в холодном поту. Рука ловко выхватила меч из ножен, Люций тревожно начал осматриваться по сторонам. 

— Кто здесь? — задыхаясь, будто после длинного маршброска, крикнул в пространство рыцарь. Раскаты эха протяжно отбились от скал: «кто здесь…, о здесь…, здесь…, есь…» — отвечала проклятая глыба. Вокруг ни души, только одинокий скалистый утёс и десяток механических конструкций — немыми стражами охраняли вход в зловещую пещеру. 

Успокоившись от ночного кошмара, Люций пришёл в себя, немного подкрепившись ломтем сухого подпекшегося теста с кусочками вяленого мяса, он продолжил исследовать местность.

     Перед ним в отвесной скале сквозь дымку легкого утреннего тумана виднелась тайная пещера, в чреве которой таилась непредсказуемая, щемящая сердце, темнота. Собрав хворост, Люций разложил его у входа и подпалил, через некоторое время из недр пещеры показался силуэт человека, а ещё через мгновение его взору предстал старый рыцарь в потрепанных но ещё крепких доспехах. 

— Что привело тебя сюда? — прокашливаясь от едкого дыма, раздражённо спросил незнакомец.

— Я пришёл, чтобы сразиться с драконом, — ответил Люций.

— Это безнадежное дело, он убьёт тебя одним своим взглядом. Ты только разозлишь его.

— Но я хотя бы попытаюсь что-то сделать, это лучше чем сидеть и ждать пока он придёт и заберёт у людей их самое ценное и дорогое.

— Глупец, он убьёт тебя и спалит город дотла, только лишь потому, чтобы неповадно было остальным. Так было с моим городом находящимся к северу от проклятой горы. С тех пор, предвидя подобные попытки, я стою  на страже у входа в пещеру, дабы защитить человечество от таких сорвиголов как ты.

— Извини, но я не отступлюсь, — настойчиво ответил Люций.

— Тогда тебе придётся сразится со мной, — вынув меч, с досадой в голосе произнёс старый воин. 

— Мне жаль, готовься к бою!

Обнажив мечи, два воина сошлись в смертельной схватке. Старый рыцарь, несмотря на свой преклонный возраст, оказался очень проворным и отважным. В первую минуту, используя ныне неведомую технику для молодого воина, он нанёс несколько серьёзных ранений, тем самым взяв верх над схваткой. Дуэль затянулась на несколько часов, изматывая соперников. И всё бы закончилось иначе, если бы не камень лежащий на пути отступающего к пещере старика. Он зацепился и упал, Люций повалился сверху, случайно проткнув мечем доспехи война, удар пришёлся ровно в сердце.

— Проклятье! — с последним вздохом промолвил умирающий страж.

Все было кончено. 

— Прости, — закрывая ладонью глаза покинувшему этот мир воину, произнёс Люций, — Я должен сразиться с драконом, — вставая с колена, добавил он.

Немного отдохнув и перевязав кровоточащие раны, рыцарь перетащил тело стража пещеры на небольшой скалистый холм. После чего обложив его со всех сторон диким камнем, воткнул у изголовья меч.

— Покойся с миром, отважный воин! — склонившись перед могилой, промолвил рыцарь. 

Солнце садилось, у горизонта проявлялся угнетающий, словно налитый чей-то кровью, багровый закат. 

Времени не было, нужно было во чтобы то ни стало сдержать слово данное Арии. Не медля, Люций выхватил установленный на орудии, пропитанный смолой факел. Достав кремень, он высек пару искр на сухую, кем то заботливо приготовленную траву. Через мгновенье возгорелось пламя, поднеся к нему смолистую болванку, рыцарь зажёг факел. 

Впереди его ждал путь в неизвестность. Зайдя в пещеру, он почувствовал затхлый и стойкий сырой запах. Поднимаясь по высеченным в скальной породе ступенькам, Люций вышел на первый широкий пролёт. Дальше его ждал узкий, едва цепляющий плечи, проход, круто поднимающийся вверх, немногим больше человеческого роста, с теми же аккуратно высечеными ступеньками. Чем выше поднимался рыцарь, тем свежей и приятней становился наполняющий безжизненное пространство воздух. Вот ещё один пролёт, после чего под светом факела возник каменный мостик через глубокую расщелину в скалистой галерее, ступив на который над головой тотчас послышалось лёгкое шуршание, мелькнула еле заметная тень, ещё и ещё. И вот уже целая стая летучих мышей, взявшись из ниоткуда, кружила и пикировала, атакуя идущего по узкому переходу над пропастью Люция.

— Проклятье! — еле удерживая равновесие, прокричал рыцарь. Выронив факел в бездну, он упал и затаился обняв обеими руками каменный мостик. Немного покружив, летучие твари унеслись, также стремительно как и появились. Потеряв источник света, он продолжил движение ползком на ощупь, пока не добрался до площадки — отвесному пролету на другой стороне пропасти. 

— Вот меня угораздило, — отдышавшись и присев спиной к стене, произнёс Люций. Спустя затянутые минуты растерянности и тревоги, постепенно привыкая к кромешному мраку, он вдруг увидел еле заметный лучик, проявившийся из ниоткуда высоко в скале. Надежда вновь затрепетала в сердце воина. Поднимаясь на ноги и вытащив перед собой меч, он шаг за шагом начал пробираться к мерцающему, как ему показалось иллюзорному источнику света. Меч отбиваясь от скалистых неотёсанных преград служил поводырём, указывая верный и беспрепятственный путь. Свет приближался, а вместе с ним все отчетливее становилась слышна приятная пьянящая мелодия, заполняющая окружающее пространство огромных нерукотворных галерей. Усталость сказывалась на состоянии рыцаря. Всё как в бреду. «Вокруг уже совсем светло, и что она со мной творит, эта переливающаяся словно вода в ручье мелодия, откуда?!» — мысли не давали покоя воспалившемуся от недосыпания сознанию, меняя ощущение восприятия реальности происходящего. Источником света оказался небольшой разлом в скале, чуть больше человеческого роста, войдя в который, Люций прикрыв рукой глаза, не сразу смог привыкнуть к ослепительному, наполняющему всё пространство яркими лучами освещению. 

— Похоже, боги любят здешние края, послав им столько света и тепла, — с восхищением промолвил рыцарь. Перед ним в огромной голубой лагуне, с зелёными диковинными растениями, переплетающими скалистые отвесы, стояли античные руины. Белые колонны гармонично сочетались с карнизами под расписанными фресками на архитравах, обвитых плодоносящими виноградными лозами. Винтовые лестницы украшенные белоснежными балясинами поднимались высоко вверх к вершинам, придавая ещё большего величия этому месту. На одном из пролетов, среди вьющейся зелени наполненной бутонами цветов, за грациозными арфами сидели обнаженные молодые девы, исполняя доселе неслыханную мелодию, погружавшую слушателя в состояние полной эйфории. Огромное изобилие фруктов на серебряных подносах одним моментом бросились в глаза голодному Люцию. В голове закружило, сделав ещё пару шагов, истощенный рыцарь потеряв сознание грохнулся на землю.

Придя в себя, он оказался в мягких перинах белоснежных простыней, окружённый ласками и заботой пленниц. 

— Где дракон? — приподнявшись с постели, спросил рыцарь.

— Он здесь, — нежно произнесла одна из девушек.

— Где?! — подскочив и выхватив меч, выкрикнул Люций.

— Совсем рядом, вон за тем порталом, сейчас он спит, но будь на то твоя воля, мы разбудим его.

Перед ними стоял огромный портал небрежно накрытый багровой гардиной с кровавыми помпонами.

— Тебе нужно подготовиться ко встрече с драконом, — тревожно подхватила разговор самая юная из дев.

— Где мои доспехи?

— Они тебе не помогут, — ответила самая взрослая и опытная из всех, — У нас есть приготовленные для такого случая, созданные собственноручно магические доспехи. Они сотканы по древней технике из драконьей чешуи. Каждая прошитая строчка наносилась произнося магические заклинания. В этих доспехах, ты будешь неуязвим. 

Сорвав покрывало со стола, она раскрыла спрятанные под ним бордовые доспехи.

— Вот они, мы назвали их драконник, они тебе помогут, одевай.

Быстро одев новые доспехи, подняв перед собой меч, Люций подошёл к порталу.

— Будите! — грозно крикнул воин.

Около сотни девушек в один голос, создавая гармоничный унисон, начали протяжно выдавать грудной звук: «Роооонннн…»

Портал завибрировал, гардина поплыла вниз обнажая конструкцию.

Кровь застывала в жилах. Назад дороги нет!

Портал открылся, перед рыцарем оказалось зеркало из которого грозно смотрело его же отражение в кроваво-бордовых драконьих доспехах.

— Теперь ты Дракон, — неся золотую маску Рона, промолвила самая старая из всех.

— Нееет! — схватившись за голову, закричал дракон…

                                            Глава вторая.

                                              

 

0 0 голос
Рейтинг статьи

Добавить комментарий

2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Наталья Алексеева
Наталья Алексеева
1 год назад

Интересно ознакомится со второй главой Хроник Адена.Благодарю.

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x