Начало ´60-х, подъем экономики и первый полет в космос создают стойкую уверенность — время работает на человечество. Химия семимильными шагами врывается в повседневный быт. Новые материалы, полученные химическим путём, завоёвывают рынок своей практичностью и относительной дешевизной производства. Одежда из химии получает широкое распространение, она удобна, не требует глажки, легко стирается, и вообще кажется вечной. Нейлоновые рубашки становятся последним писком современной моды. Мужчина облачённый в белую рубашку, чёрные брюки-дудочки, цветные носки и туфли-лодочки, — превращается в объект женских обсуждений, в его голосе появляется уверенность, а в походке благородство: «Теперь это не Шурка в галифе, а Александр в нейлоне!»
Нейлон ассоциируется с успехом и благополучием.
В нужное время и в том месте оказывается киевлянин Михаил Шер. Воспользовавшись положением и должностью главного инженера галантерейной фабрики, Шер заручается поддержкой высокопоставленных чиновников и начинает организовывать производство нейлоновых рубашек. Дарницкий шелковый комбинат в то время занимался производством нейлоновой нити, которую использовали для пошива парашютов. Сырьё для новой продукции берут из неучтёнки и списывают, с так называемого, производственного брака. Мощностями для изготовления продукции послужили простаивавшие до этого времени станки галантерейной фабрики. Таким образом благодаря Шеровскому новаторству, Дарницкий шелковый комбинат начинает поставки нейлоновой нити на текстильно-галантерейную фабрику, располагавшуюся на Подоле, по улице Фрунзе, где налаживается выпуск дефицитных, пользующихся сумасшедшим спросом, нейлоновых рубашек. На секунду представьте себе, швея на этой фабрике зарабатывала немыслимые на то время 800 рублей. И как тут не сорваться и справиться с головокружением от успеха? Михаил на этом не останавливается, взяв в долю некоторых сотрудников комбината и директоров магазинов, он налаживает теневые поставки своей продукции. К примеру, в розницу по накладным поставлялось 20 рубашек, а по факту оказывалось 100, разницу выплачивают наличными на руки Шеру. Дело ладилось, участники проекта богатели. Успех ослеплял, подталкивая на всё новые и более наглые действия. Правоохранительные органы заинтересовываются успешными предприятиями и его сотрудниками. Взяв в разработку Шера, они быстро вычисляют теневые схемы преступного картеля. На момент ареста у Михаила в доме находят 3,5 млн рублей, а у его родственников – 0,8 млн. По этому делу было привлечено около 30 человек. Это был самый громкий экономический процесс в Украине. В 1963 году, Шера приговорили к высшей мере наказания — расстрелу.
В последующие годы благодаря новаторству инженера Михаила Шера в союзе начинают организовываться первые комбинаты по производству злосчастных нейлоновых рубашек. В Белорусии, к примеру, такое производство открылось спустя год после раскрытия «Дарницкого дела», в 1964 году.
Мода, к огорчению многих, оказалась капризной дамой, ажиотаж на рубашки начал потихоньку стихать. Нейлон, как выяснилось, не самый подходящий материал для пошива нательной одежды. Модники замечали, что к концу дня, после носки рубашки на коже стали появляться красные пятна, а тело начинало чесаться и зудеть…

3.7 3 голоса
Рейтинг статьи

Добавить комментарий

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Валентина
Валентина
10 месяцев назад

Предриимчивость была наказуема! Невероятноя жестокость! Может быть,если бы не это, мы не имели такой дикий капитализм и неомфортный,как белоснежные нейлоновые рубашки!

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x